Tags: япония

Не берут они, ага

Правозащитник Лев Понамарев - японскому послу:
«Шикотан и, как его, Хабомаи – я считал, что мы должны отдать. Японцы должны быть заинтересованы именно в гражданском обществе там, на Дальнем Востоке, потому что они (местные российские правозащитники – прим. ВЗГЛЯД) не будут ангажированы на вот этот гнилой такой патриотизм... Понимаете? То есть там разумные люди. И вот вы... Даже решение проблемы островов будет разумным. Агитировать там, обсуждать можно».

«Хотите, правду скажу, правду скажу? Только деньги нужны. Нужны только деньги. Честно говорю. Нужны ресурсы. Вот у меня... Вот я... Только западные фонды мне помогают. Нужны ресурсы, понимаете? Только ресурсы. В регионах есть очень много людей, и если ты им начнешь платить небольшие совсем деньги, они бросят свою профессиональную работу»

«Только надо, чтобы грант давал частный фонд японский. Нам-то американцы вообще дают, правительственные фонды. И то Путин ругается, но терпит это. Мне прямо дают американские государственные фонды, и власть терпит, и я существую. Несмотря на то что нас Госдеп просто... Фактически фонды, созданные Госдепом, меня финансируют».

божественный ветер

Новые камикадзе" нужны для работы в заведомо непригодной для жизни радиационной атмосфере реакторов АЭС Фукусима - обратились к нации власти Японии
Несколько ликвидаторов аварии на Фукусиме, работающие в зоне мощнейшего излучения надели налобные повязки японских воинов-смертников
http://twitter.com/vol1oleg/status/48423458585051137

прошло чуть более 30-ти лет

Заголовки японских газет во времена аварии в Чернобыле:
- Дикарей нельзя подпускать к ядерным технологиям!
- Сценарий подобный Чернобыльскому в Японии невозможен в принципе!
- Коммунистическая диктатура лжет о положении в Чернобыле!
- Миллионы рабов с помощью КГБ загоняют на устранение аварии с помощью пулеметов!
- Половина СССР превратилось в радиоактивную пустыню

япония и японцы

http://afix.livejournal.com/369268.html#cutid1
Он вонзил скальпель в грудную клетку и сделал разрез в форме латинской буквы Y. Обнажилась белая жировая прослойка. В том месте, куда немедленно были наложены зажимы Кохера, вскипали пузырьки крови. Вскрытие заживо началось. Из тела мальчика сотрудники ловкими натренированными руками один за другим вынимали внутренние органы: желудок, печень, почки, поджелудочную железу, кишечник. Их разбирали и бросали в стоявшие здесь же ведра, а из ведер тотчас же перекладывали в наполненные формалином стеклянные сосуды, которые закрывались крышками. Вынутые органы в формалиновом растворе ещё продолжали сокращаться. После того как были вынуты внутренние органы, нетронутой осталась только голова мальчика. Маленькая, коротко остриженная голова. Один из сотрудников группы Минато закрепил её на операционном столе. Затем скальпелем сделал разрез от уха к носу. Когда кожа с головы была снята, в ход пошла пила. В черепе было сделано треугольное отверстие, обнажился мозг. Сотрудник отряда взял его рукой и быстрым движением опустил в сосуд с формалином. На операционном столе осталось нечто, напоминавшее тело мальчика, -опустошенный корпус и конечности».
По одобренному японским генералом Хоммой плану эвакуации пленных с Батаана в первый день их должны были перегнать на расстояние 35 км и не давать им никакой еды, так как у них должна была ещё оставаться своя. На следующий день планировалось доставить их на грузовиках на железнодорожную станцию, на третий день - товарным поездом -до концлагерей. План предусматривал, что пленных будет около 25 тыс. японцы даже не могли представить, что сдавшаяся им армия настолько превосходит их собственную. Когда же оказалось, что пленных в три раза больше, чем победителей, их просто погнали по дороге под палящим солнцем к северу, разделив на колонны по 300-500человек. Никакого различия между здоровыми, больными и ранеными сделано не было. Из полевых госпиталей выгоняли всех, кто мог идти. Остальных закалывали штыками.
35-километровый переход «первого дня» растянулся на трое суток. С каждым часом конвоиры раздражались все больше и искали любой предлог, чтобы наброситься на пленных. Пищу дали только на третий день -по горсти риса, и то при условии, что пленные отдадут конвоирам все ценности, которые смогли припрятать.
Во время Батаанского марша смерти охранники отрубали пленным головы за попытку попить воды их ручья, вспарывали им животы, для того, чтобы попрактиковаться в искусстве владения саблей.
«Марш смерти», как его назвали впоследствии, длился 10 дней. По самым скромным подсчетам, за эти дни было убито, умерло от ран, болезней и истощения более 8 тыс. военнопленных. Когда через год японский офицер связи проехал по дороге через Батаан, он обнаружил, что обе её стороны буквально завалены скелетами людей, которых никто так и не похоронил. Офицер был настолько потрясен, что сообщил об этом генералу Хомме, который выразил удивление, что ему не доложили об этом, ну понятное дело, соврал, гад.
В ответ на все эти зверства, американцы и британцы пришли к выводу, чтояпонский солдат - вовсе не человек, а крыса, подлежащая уничтожению. Японцев убивали, даже когда они сдавались с поднятыми руками, так как боялись, что они зажимают где-нибудь гранату, чтобы вместе с собой подорвать ею врага. Самураи же считали, что пленные американцы -бросовый человеческий материал. Обычно их использовали для тренировок штыковой атаки. Когда в Новой Гвинее у японцев возникли перебои с провиантом, они вынесли решение, что поедание своего злейшего врага не может считаться каннибализмом. Сейчас трудно подсчитать, сколько американцев и австралийцев съели ненасытные японские каннибалы. Один ветеран из Индии вспоминает, как японцы аккуратно отрезали кусочки мяса у ещё живых людей.
Особо лакомой добычей у завоевателей считались австралийские медсестры. Поэтому работавшему вместе с ними мужскому персоналу было приказано в безвыходных ситуациях убивать медсестер, чтобы те не попали живыми в руки японцев. Был случай, когда с потерпевшего крушение судна на, берег захваченного японцами острова выбросило 22 австралийские медсестры. Японцы набросились на них как мухи на мед. Изнасиловав, их искололи штыками, а в завершение оргии загнали в море и расстреляли. Азиатских пленных ждала ещё более печальная участь, поскольку они ценились ещё меньше американцев.
Когда в одном из концентрационных лагерей произошла вспышка холеры, японцы не стали утруждать себя лечением, а просто сожгли весь лагерь вместе с женщинами и детьми. Когда в той или иной деревне возникали очаги заболеваний, огонь становился самым действенным средством дезинфекции.

О Японии и цунами, о муравьях и совести

как теперь понимаю, я в детстве был по нехорошему любопытным ребёнком. рассказывать про все проделки нет смысла, но вот об одном эксперименте, дливщимся несколько лет, расскажу.
Сбоку нашего дома был муравейник, большой такой среднеазиатский муравейник с крупными муравьями.

И каждое лето мы изображали из себя всевышних, устраивая муравьям различные катаклизмы-например, капали на них подожённым пластиком. советские пластиковые бутылки из под шампуня, одетые на палки и подожжённые, были реально бомбардировщиками, изрыгающими напалм, горящие капли. муравьи, попадая под такие капли корчились, горели и застывали, а сами капли, срываясь с высоты пояса 10 летних пацанов, почему то издавали звук, при хорошей фаантазии весьма похожий на звуки падающих бомб.

Мы замечали удивительную организацию муравьёв, которые, при начале таких бомбардировок, начинали бегать гораздо быстрее. при этом рабочие муравьи уходили в муравейник, а оттуда выбирались другие, с крупными челюстями. И вот эти то вот и гибли, упорно, не прячась и кусая нас за голые пацанские ноги

впрочем, мы не всегда были жестокими по отношению к муравьям, и иногда, обломав предварительно ноги какому нибудь кузнечику, кидали его таким полуживым и искалеченным, чтобы подолгу разглядывать как муравьи, дружно вцепившись в него со всех сторон, тащат его в муравейник. такая же судьба была у гусениц, жуков, мух без крылышек и прочей подкормки

видов египетской казни для муравьёв было много- простое убивание прутиками, топтание ногами, раскапывание палками муравейника, вброс туда других муравьёв, красного цвета, более агрессивных и быстрых. Но один способ мне запомнился, так как вызывал особую панику в муравейнике. И вспонился сейчас.

неподалёку от муравейника протекал арык. обычный среднеазиатский арык, если кто знает о чём я. Он нужен для полива огородов, около него хорошо сидеть летом и он был неистощимой игрой для пацанов, запускающих там кораблики, моющих там ворованный виноград и персики или остужающих там ноги- летом асфальт в узбекистане нагревался до такого состояния, когда под ударом пятки просто деформировался. потому, если вышел гулять босиком, то после коротких перебежек по асфальту, надо было обязательно либо постоять на траве, либо засунуть ноги в любой близлежащий арык. Это был кайф, сравнимый с оргазмом во взрослой жизни.

отвлёкся. так вот. Устраивая запруду, перегораживая камнями арык, мы вызывали наводнение, которое умело направляли в сторону муравейника. Вода заливала муравейник и вот это было для них настоящим бедствием, настоящей карой господней. но сейчас я даже не об этом

любопытный детский глаз, планируя такое злодейство, со злорадством наблюдал за струйками воды, постепенно заливающими мелкие впадины на земле, превращающими пыль в грязь, обходящими горки мечущимися на них в панике остатками муравьёв. первые струи воды несли какие то щепки и веточки, неуловимый глазу мусор, где то застревали, накапливались и переваливали дальше через препятствие, неотвратимо продолжая бег на муравейник

так вот о Японии. Когда я вижу кадры подходящего цунами и отлива воды, я отчётливо вижу те самые струи воды из арыка, ту же грязь, те же щепки, препятствия и горки.

вывод. каждый может быть всевышним для кого нибудь. Дело только в масштабах. мы тоже для чего то букашки. Понимаю, что вывод глупый и несерьёзный, но не идёт из головы схожесть японского цунами с тем, что я видел в муравейнике. Сейчас, когда уже и назад можно оглянуться, мне становится даже несколько не по себе от того армагеддона, который творил в своём детстве. И жалко японцев. и кажется, что это тоже может быть дклом рук кого то, кто крупнее и для кого мы букашки. Упорно кажется. Потому что я сам это виде и сам это делал.

пысы. и жизнеутверждающее. был около того дома через пару десятков лет и точно знаю, сам видел, что муравейник тот так и живёт своей жизнью, хотя и видоизменился. Живое торжествует.Чего и японцам желаю