Tags: стихи

(no subject)

Бог говорит Гагарину: Юра, теперь ты в курсе:
нет никакого разложения с гнилостным вкусом,
нет внутри человека угасания никакого,
а только мороженое на площади на руках у папы,
запах травы да горячей железной подковы,
березовые сережки, еловые лапы,
только вот это мы носим в себе, Юра,
видишь, я по небу рассыпал красные звезды,
швырнул на небо от Калининграда и до Амура,
исключительно для радости, Юра,
ты же всегда понимал, как все это просто.
Мы с тобой, Юра, потому-то здесь и болтаем
о том, что спрятано у человека внутри.
Никакого секрета у этого, никаких подковерных тайн,
прямо как вернешься – так всем сразу и говори,
что не смерть, а яблонев цвет у человека в дыхании,
что человек – это дух небесный, а не шакалий,
так им и рассказывай, Юра, а про меня не надо.
И еще, когда будешь падать –
не бойся падать.

Анна Долгарева, поэтесса, военный корреспондент.

(no subject)

на нас напали хулиганы
и отобрали банкомат
который мы несли к сараю
по тёмным улочкам читы



во мне остановился воздух
и попросил не выдыхай
меня обратно в этот холод
дай посидеть ещё в тепле

у деда с бабкой по сусекам
такая пакость наскреблась
что в страхе половина леса
съеблась

(no subject)

родной ты мне напоминаешь
трудягу крошку муравья
ты каждый день без передышки
несёшь какую то херню
© Мария Лесникова

на поминках водку
пьют мои друзья
я лежу спокойно
мне теперь нельзя
© Gebemnot

выдавила глаша
из ильи прости
хоть противно было
их сжимать в горсти
© СапсанOff

почему то торкнуло

Стояли звери
Около двери.
В них стреляли,
Они умирали. (стругацкие)

Но нашлись те, кто их пожалели,
Те, кто открыл зверям эти двери.
Зверей встретили песни и добрый смех.
Звери вошли и убили всех.(автора продолжения не нашёл)

"Жди меня. Я не вернусь"

Оригинал взят у kirovtanin в "Жди меня. Я не вернусь"
Интересный спор

"Советский поэт и прозаик К.Симонов в 1941 году пишет знаменитое «Жди меня, и я вернусь...» – строки, которые полстраны шептало как молитву. Поэт Е.Винокуров обратил внимание, что известная строка Симонова перефразировала гумилёвскую:
Жди меня. Я не вернусь.
“Пожалуй, у Гумилёва это сказано сильнее”, – заключил Винокуров".

Николай Моршен

"Он прожил мало: только сорок лет.
В таких словах ни слова правды нет.
Он прожил две войны, переворот,
Три голода, четыре смены власти,
Шесть государств, две настоящих страсти.
Считать на годы – будет лет пятьсот".