Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

(no subject)

Бог говорит Гагарину: Юра, теперь ты в курсе:
нет никакого разложения с гнилостным вкусом,
нет внутри человека угасания никакого,
а только мороженое на площади на руках у папы,
запах травы да горячей железной подковы,
березовые сережки, еловые лапы,
только вот это мы носим в себе, Юра,
видишь, я по небу рассыпал красные звезды,
швырнул на небо от Калининграда и до Амура,
исключительно для радости, Юра,
ты же всегда понимал, как все это просто.
Мы с тобой, Юра, потому-то здесь и болтаем
о том, что спрятано у человека внутри.
Никакого секрета у этого, никаких подковерных тайн,
прямо как вернешься – так всем сразу и говори,
что не смерть, а яблонев цвет у человека в дыхании,
что человек – это дух небесный, а не шакалий,
так им и рассказывай, Юра, а про меня не надо.
И еще, когда будешь падать –
не бойся падать.

Анна Долгарева, поэтесса, военный корреспондент.

Винни Пух

1. У одних в голове что-то есть, у других — нет, и тут уж ничего не попишешь.
2. Ты не забывай, что у меня в голове опилки. Длинные слова меня только огорчают.
3. Сам знаешь, тут, в Лесу, нельзя пускать в дом кого попало.
4. Хвост или есть, или его нет. По-моему, тут нельзя ошибиться.
5. Никто не может грустить, когда у него есть воздушный шарик!
6. Нужно делать так, как нужно. А как не нужно, делать не нужно!
7. Не очень-то вежливо уходить из гостей сразу, как только ты наелся.
8. Мне даже казнь не страшна — многие живут без головы.
9. Знаешь, детка, неприлично тыкать пальцем в того, кто притворяется почтовым ящиком.
10. Не такое это простое дело — ходить в гости! Когда мы идём, главное делать вид, что мы ничего не хотим.
11. Если Один Самый Свирепый Зверь лишится своего детеныша, он становится таким свирепым, как Два Самых Свирепых Зверя.
12. Трудно быть храбрым, когда ты всего лишь Очень Маленькое Существо.
13. Какой толк в таких потрясающих вещах, как потопы и наводнения, если тебе не с кем даже о них поговорить?
14. Самый лучший способ писать стихи — позволять вещам становиться туда, куда они хотят.
15. Подходящая компания — это такая компания, где меня чем-нибудь угостят и с удовольствием послушают мою Ворчалку.
16. Нельзя не уважать того, кто умеет написать слово «Суббота», даже если он пишет его неправильно, но правильнописание — это еще не все.Бывают такие дни, когда умение написать слово «Суббота» просто не считается.
17. У Кролика настоящие Мозги. Наверно, поэтому-то он никогда ничего не понимает!
18. Когда ты долго ходишь по холоду, а потом вдруг зайдешь кого-нибудь навестить и он тебе скажет: «Привет, Пух! Вот кстати! Как раз пора чем-нибудь подкрепиться!» — это всегда очень-очень приятно!
19. Нельзя же чихнуть и не знать, что ты чихнул. И нельзя знать, что кто-то чихнул, когда никто не чихал.
20. Что значит «я»? «Я» бывают разные!
21. Даже и на Луне не обязательно все время лежать носом вниз.
22. Несчастные случаи — очень странные штуки. Они обычно случаются совершенно случайно.
23. Засада — это вроде сюрприза.
24. В конце концов, что такое день рождения? Сегодня он тут, а завтра его нет.
25. Чертополоху не на пользу, когда на нем сидят. Он теряет всякую свежесть. Помните об этом, друзья мои.
26. Конечно, кажется, что тирлимбомбомкать легко, но далеко не каждый и с этим сумеет справиться!
27. Если кто-то слишком много прыгает, однажды он допрыгается.
28. Когда дом начинает выглядеть просто как поваленное дерево — значит, хозяину пришло время попытаться переменить адрес.
29. Если ты оглянешься и увидишь Очень Свирепого Слонопотама, который стоит над тобой и смотрит на тебя сверху, — ты иногда можешь забыть то, что собирался сказать.
30. Если когда-нибудь наступит день, когда мы не сможем быть вместе, сохрани меня в своём сердце, и я буду там навеки.

(no subject)

Поэт Николай Степанович Гумилев был полнейшим профаном в музыке: не любил, не знал и не понимал ее. Однако он настойчиво утверждал, что о музыке можно говорить все, что угодно: не понимает ее будто бы никто.

В редакции «Всемирной литературы» он как-то увидел ученейшего, авторитетнейшего музыковеда Николая Александровича Бруни и сказал приятелям:
- Сейчас я с ним заведу разговор о музыке, а вы слушайте! Только вот о чем? О Бетховене? Что там Бетховен написал? Ах, да, «Девятая симфония», знаю…


Он подошел к Бруни и завел такой разговор:
- Как я рад вас видеть, дорогой Николай Александрович! Именно вас! Знаете, я вчера всю ночь почему-то думал о Бетховене. По-моему, у него в «Девятой симфонии» мистический покров превращается в нечто контрапунктически-трансцедентное лишь к финалу… Вы не согласны? В начале тематическая насыщенность несколько имманентна… как, например, в ноктюрнах Шопена…

Тут на лице Бруни выразилось легкое изумление, брови поднялись. Гумилев спохватился:
- Нет, конечно, не того Шопена… нет, - Шопена проблематического… Впрочем, я у него признаю лишь третий период его творчества! Но у Бетховена слияние элементов скорей физических с элементами панпсихическими в «Девятой симфонии» находит свое окончательное выражение в катарсисе, как у Эсхила… или, нет, не у Эсхила, а, скорей, у Еврипида…

Длилась эта вдохновенная импровизация минут десять. Под конец Бруни взволнованно сказал:
- Николай Степанович, вы должны непременно написать это! Непременно! Все это так оригинально, так ново, и позволю себе сказать… нет, не скромничайте, не возражайте!... все это так глубоко! Вы меня чрезвычайно заинтересовали, Николай Степанович.

Торжествующий Гумилев возвратился к приятелям.
- Ну что? Кто был прав? И ведь какую околесицу я нес!

Из книги «Гумилев без глянца»
--------------------------------------------------------------------------------------------
и продолжение:
Николай Бруни, поэт Серебряного века, лётчик и профессор МАИ, авиаконструктор, впоследствии расстрелянный в 1938 году был англоманом.
Его мама, родившаяся на Мальте еще в детстве сделала для него английский (как впрочем и французский, немецкий и итальянский) практически родным языком. Бруни не только прекрасно знал английский и английскую литературу. Он мыслил как англичанин.
Если англичанин говорит Вам - какой у Вас оригинальный и интересный костюм - это значит, где Вы так ужасно вырядились.
Если англичанин говорит, какая новая и оригинальная мысль у Вас, то это означает - Вы спятили совсем, Вам надо скорее к врачу.
В таком контексте надо читать этот исторический анекдот: Бруни услышал слова Гумилева и решил, что Гумилёв спятил, о чём сообщил Николаю Степановичу в английском стиле.

(no subject)

на нас напали хулиганы
и отобрали банкомат
который мы несли к сараю
по тёмным улочкам читы



во мне остановился воздух
и попросил не выдыхай
меня обратно в этот холод
дай посидеть ещё в тепле

у деда с бабкой по сусекам
такая пакость наскреблась
что в страхе половина леса
съеблась

"Однажды Лев Толстой..."

Оригинал взят у kirovtanin в "Однажды Лев Толстой..."
"Использованная («пропонтированная») колода тут же бросалась под стол. Эти разбросанные, часто в огромном количестве, под столами карты позже, как правило, собирались слугами и продавались мещанам для игры в дурака и подобные развлекательные игры. Часто в этой куче карт на полу валялись и упавшие деньги, как это, например, имело место во время крупных игр, которые азартно вел Н. Некрасов. Подымать эти деньги считалось неприличным, и они доставались потом лакеям вместе с картами.
В шутливых легендах, окружавших дружбу Толстого и Фета, повторялся анекдот о том, как Фет во время карточной игры нагнулся, чтобы поднять с пола упавшую небольшую ассигнацию, а Толстой, запалив у свечи сотенную, посветил ему, чтобы облегчить поиски".
Лотман Ю. "Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XVIII-начало XIX века).

(no subject)

бывает думаешь что знаешь
ты человека двадцать лет
но вот приходишь к нему в гости
и видишь ложечки свои

вампиры кто постарше помнят
что был сплошной гемоглобин
сейчас укусишь и как будто
водичку из под крана пьёшь


зима подглядывала в щелку
как принимала душ весна
идти уж было собиралась
та гель возьми да урони

родители такие люди
которые всегда тебя
поддержат в трудную минуту
бодрящим я же говорил


страшней всего когда ты скрабом
помылся втайне от жены
а краб звонит потом и пишет
и предлагает повторить

о кунилингусе о вашем
весь город знает капитан
о наутилусе краснея
поправил немо зульфию


а может где то в мангышлаке
весёлый парень ерболат
не уставая повторяет
и ржёт над именем илья

вот загс он внешне неподвижен
но в темной глубине его
бракоразводные процессы
безостановочно идут

марк твен. цитатко

Пессимизм — это всего лишь слово, которым слабонервные называют мудрость.
Быть хорошим — это так изнашивает человека!
Правду следует подавать так, как подают пальто, а не швырять в лицо, как мокрое полотенце.