laska67 (laska67) wrote,
laska67
laska67

Categories:

Толково про Каспера, "войну" и курицу во влагалище


Когда вы оставляете собаку в машине на калифорнийском солнце и её, мохнатую, хватает тепловой удар, то у вас могут быть серьёзные проблемы с полицией. Потому что завести собаку - это не плюшевую игрушку купить.

Я понимаю, что людям, которые ещё недавно читали громогласные инвективы советских газет насчёт того, что капиталисты до того уже оборзели, что кормят собак специальными собачьими консервами, а кое-где негров линчуют, трудно понять, что за собак можно сесть на кичу.

Подтекст этих советско-журналистских ухмылок по поводу сцуко-собачьих консервов был один: у них денег куры не клюют, а у нас типа на водку не хватает. Но что удивительно: выясняется, что там, где возбуждали стойкое непонимание собачьих консервов (а ещё хуже – собачьих отелей и собачьих завещаний), там, как ни парадоксально, и к людям отношение довольно противоречивое. Вроде ты родил ребёнка, но он как бы никому не нужен: в роддоме тебе хамят, в лучшем случае обзовут жену старородящей, в худшем - забудут продиагностировать наследственное заболевание и гипоксию от торфяников, в детский сад надо записываться за пять лет, а в школе тебе говорят, что "ты лыбишься, как деревенщина". Часть гражданок и вовсе сдаёт своих детей в детские дома с такой же лёгкостью, с какой они сдают джинсы в H&M, потому как не подошла длина.

Тех самых детей, которых в развитых, а также совершенно исламистских странах, просто рвут на части, лишь бы забрать в семью.

Тех самых детей, которых почитают за дар божий как протестанты, так и противостоящие им католики.

В некоторых странах, которые никак не могут очнуться от красного ига, дети – мусор. Ну что-то типа подобранной на углу псины, которую то кормишь, то не кормишь, то на улицу выбрасываешь, то просто живодёрам звонишь. Я понимаю, что после сентенции «бабы ещё нарожают» ни о какой ценности человеческой и, тем более, детской (он же недочеловек - ага) жизни, нормального разговора не бывает.

А потом я читаю такое: "В 28 отделении полиции у лидера арт-группы «Война» отобрали двухлетнего сына, с которым он пришёл на «Марш несогласных", - передаёт корреспондент «Шума». Воротников и другие участники «Войны» были сегодня задержаны на Невском проспекте. После того, как Воротникова доставили в отдел полиции, художника приковали наручниками, избили и отобрали сына.

Так, погодите, бить людей, тем более прикованных наручниками, нехорошо. Если это, конечно, не BDSM. А уж как нехорошо бить художников, так это ваще-е-е.

Да, кстати, а что такое нынче художник?

Как правило - человек, который не умеет рисовать, ну и бог с ним. Огромное количество людей думает, что они могут нарисовать чёрный квадрат и сразу станут Малевичем. Как правило, эти люди не знают, что Малевич был крутейшим рисовальщиком. Но обычно для них и термин «рисовальщик» глубок чужд. Они из другой культурной парадигмы. А они всё думают, что миллионы за чёрный квадрат - это происки еврейской мафии. Не иначе.

Сегодня художник - это тот, кто может хоть как-то воздействовать на общество, которому, по большому счёту, на всё наплевать, кроме собственных денег. Поэтому неважно – умеешь ты нарисовать фломастером портрет сеятеля или просто показываешь голую задницу в окно автомашины Maybach, главное, чтобы на это откликнулась общественность.

Если не откликнется общественность, надо, чтобы откликнулись кураторы. Если не откликнутся кураторы, надо, чтобы откликнулся Banksy. Самое большое разочарование года для меня – на углу Чок-Фарм роуд и Аделаида роуд, в Кэмдене, закрасили очередную работу Banksy – «Горничная, заметающая пыль под штукатурку» и поверху дали разгуляться каким-то тупым студентам. Хотя галерея, которая продавала принты от Banksy по 25 000 фунтов в Челси, слегка развеяла моё настроение – есть же пацаны, которые понимают в актуальном искусстве.

Для простого парня типа меня арт-группа «Война» - это люди, которые сначала засовывали Лене Костылёвой во влагалище курицу ( и, что особо любопытно, – она влезла!), а потом нарисовали член на мосту с видом на Большой Дом. Эта последняя акция может отозваться только благостью в сердце любого человека, выросшего в СССР и которого бесит приход чуваков с Литейного в любой бизнес в стране. Грех этим тупым и жадным сапогам не показать член. Тем более, что более приличных способов высказать своё э-э-э-несогласие уже не осталось. Не переться же с Лимоновым раз в месяц на работу?

Но тут есть такая закономерность – как только начинаешь засовывать Лене Костылёвой во влагалище курицу, то сразу перестаёшь понимать, что делать с плодами этой любви. Тем более если курица скрылась в чреве полностью. Все члены – на Литейном мосту, бедному влагалищу уже ничего не достаётся. Приходится растягиваться под размеры супермаркетовской курицы. Или куры, как говорят в Питере.

Дело в том, что у членов арт-группы «Война» какая-то незадача с детьми. Вот Надя Толоконникова, любительница тусануться с арт-группой из Норильска, вдруг положит спать свою дочку Геру на компьютерный столик, и та долбанётся вниз с линейным переломом теменной кости. Казалось бы, причём тут тандем? Да ни при чём – если мозга бог не дал матери, то так тому и быть. Но чуть раньше ответственная мать и любительница искусства Надя Толоконникова брала с собой эту девочку на акции несогласных. Вообще-то хождения между Лимоновым и Алексеевой – не слишком детское занятие, потому что взрослый человек может подвергнуться полицейскому насилию. Что при этом делать двухлетнему? Правильно – служить живым щитом для взрослого. О настроении матери, поклонницы художественной среды, где обычно во влагалище засовывают курицу вместо члена или дизайн-вибратора от Funfactory, говорит запись в ЖЖ : «Вот плохой дядя, в шапке. Мы будем драться, да, с ним драться?» - говорила двухлетняя Гера при виде очередного мусара или солдата».

Как вы понимаете, только высокая художественность персонажа не даёт ему возможности пользоваться русским языком, хотя бы в рамках падонского. И бог с ней.

Вот только нравственная глухота, отсутствие базовых родительских инстинктов – на уровне бомжихи – позволяют Наде быть уверенной в том, что она прикроется щуплым телом двухлетней дочери от ментовского беспредела. Я понимаю, что я несчастная запуганная жертва советского воспитания и гебешного террора, но я бы не рискнул брать своих детей туда, где я собираюсь повоевать за свои идеалы. Потому что женщины и дети в разборках не участвуют. Ну ОК, если участвуют женщины, как субьекты свободные, то они могут и получить по-взрослому, а не по-женски. И всё равно - дети тут ни при чём. Только если их не используют вконец обезумевшие родители.

Но ведь арт-группу «Война» не остановить уже – им посочувствовал сам Banksy, а, как говорил Достоевский, - следовательно всё можно.
И вот уже по Сети гуляет драматическая история о том, как маленький мальчик Каспер стал жертвой ментовского беспредела.
Как пишет блогер, который хотел бы стать фотографом, но не вышло, по кличке drugoi: «Прошли несколько десятков метров, на них накинулись правоохранители в форме и без. Кто-то убежал, кого-то задержали, посадив в автозак. В том числе - и Наталью Сокол, маму маленького Каспера, который тоже принял участие в акции, сидя за спиной своего папы Олега».
Вам не кажется что в этом нарочитом сюсюканье нет ни грамма смысла и совести? «Тоже принял участие в акции, сидя за спиной своего папы Олега».


Вообще-то он не принимал участия ни в каких акциях. Каспера притащили на мероприятие, на котором хотя бы по статистике ожидалось столкновение с менто-полицией. Чего ожидали лидер арт-группы «Война» «папа Олег», и его подруга и мать Каспера Наталья Сокол? Что живой щит в лице маленького ребёнка как-то их оградит от тычков ментозавров? Если у них такая иллюзия была, то эти люди не имут ни сраму, ни совести в принципе. Если у них не было такой иллюзии, значит, они ждали, что вместе с ними пинков надают и малышу. А это значит, что у них нет того, что отличает в лучшую сторону обитателя любого прайда – стремления обезопасить выводок. Я понимаю, что партизанская тактика подразумевает и сдачу врагу ненужного гражданского населения. Но сейчас не 41-й и даже не 44-й, как бы ни пытались оперировать военизированными терминами люди, которые ничего опасней вилки в руках не держали по причине уклонения от армии. И значит сдавать собственных детей - это просто гнусность. Гораздо большая даже, чем так называмое современное искуство имени Марата Гельмана. Гораздо.

А чем в тот славный день свободы занималась трогательная мама Каспера?

« - Мы шли в колонне анархистов, и нашей целью было прокричать анархистские лозунги, то есть мы выступали параллельно "Стратегии 31". У нас были с собой снаряды в виде бутылок с мочой, и мы закидывали ими милицию. В какой-то момент нас оцепили в два круга и начали очень жестоко прессовать. Большинству удалось убежать, но Олега с малышом всё-таки взяли в кольцо, и я пыталась их отбить. В итоге меня схватили. Потом схватили Леню, а Олег продолжал нас отбивать уже из автобуса. Уже в отделении милиции я узнала, что Олег с Каспером тоже арестованы, Каспера отняли у Олега и отвезли в детскую больницу, а Олега очень сильно избили.

– Вы говорите, что вы пытались их отбить. Вы дрались с милиционерами?

– Ну, конечно, а что с ними ещё нужно делать?»

И тут возникает вопрос – как долго бы оставались родители Каспера таковыми в нормальной цивилизованной стране? На какой день в их дверь постучали бы скучные тётеньки из местной лос-анджелеской службы опеки? И как быстро бы их оформили в бездетные?
И мне очень жаль, что нормальной службе опеки сюда лететь на самолёте. Хотя бы из Хельсинки. Чтобы научили обезумевших артистов, что ребёнок - не игрушка и даже не собака. И даже не охлаждённая курица, которую они достают из влагалища бывшего редактора, а ныне художника Лены Костылёвой. Хотя чёрт его знает – может, по влагалищам их и воздастся?
http://top.oprf.ru/blogs/212/2196.html
Tags: либерасты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment